Знаете какой вопрос мне задают чаще всего?

Вопрос, на который я даю ответы опять и опять, ни разу не повторившись, никогда не зная наверняка, что отвечу в этот раз, потому что ответ необъятен как океан. Это «Чем человеку реально может помочь психология?»

Иногда этот вопрос задается с оттенком сарказма: «НУ, и чем может помочь в этой ситуации ВАША психология?».

Иногда, в риторической форме, обреченно-безнадежным тоном, когда человеку кажется, что он, конечно же, знает ответ и, главное, он уже заранее в него не верит. «Нет, ну, что может сделать психотерапевт за какой-то там час в неделю, когда тебя бросил муж / сын перестал учиться / близкий человек тяжело заболел / ты потерял работу… и тебе уже 43?».

Иногда этот вопрос висит на тоненькой ниточке теплящейся надежды. Глаза человека цепко держат мой взгляд, как будто пытаясь прочитать ответ не только в моих словах, но и где-то там, за ними, в тишине пауз, в промежуткак между вдохами, в каждом жесте. Ему очень важно поверить мне.

Иногда вопрос задается очень прагматично, речь строится как кирпичная кладка, кирпич за кирпичем. У каждого слова есть свой вес, объем, стоимость: «Так. Вот я — такой. И вот моя проблема. Чем Вы мне можете помочь? И как быстро?», человек слушает, на лбу суровая складка. Видно, как напряжно работает его ум, взвешивая, пересчитывая время на деньги, деньги на бенефиты психологии, пытаясь вычислить стоит ли его душа этих инвестиций. А если стоит, то скольких. И какие имеются гарантии. И, самое интересное, что этот вопрос я задаю сама себе. Снова и снова. С каждой новой статьей, программой и с каждым новым человеком, пытаясь соединить эти две безбрежности: сознание человека и возможности психологии наиболее эффективным способом. Нащупать те ниточки, которые ведут к здоровому сознанию, а значит здоровому восприятию и здоровой жизни. И здесь неизменно встает вопрос, а что считать здоровым сознанием? Однозначного ответа на него нет, хотя попыток ответить было немало. Ниже я хочу поделиться одним из вариантов ответа, не моим, но с которым я полностью согласна. Тем самым продолжая отвечать на вопрос «Так чем же помогает человеку психология». В процессе терапии происходит до-развитие основных 15 элементов психического и эмоционального здоровья. А почему их приходится до-развивать? Потому что человек — это целостная комплексная личность. И личностью он становится постепенно в процессе своего развития начиная с рождения. И на каждом этапе развития сознание решает свои конкретные задачи развития. Или не решает. Насколько полно каждый этап развития будет пройден зависит от того насколько среда (семья, родители, окружение) позволяла и поддерживала прохождение именно этого этапа. Но все поправимо. Человек может скорректировать любой из этих пунктов. Итак, давайте рассмотрим, какие качества и свойства присущи психологически здоровому и развитому человеку? 1. Способность любить. Способность вовлекаться в отношения, открываться другому человеку. Любить его таким, какой он есть: со всеми недостатками и достоинствами. Без идеализации и обесценивания. Это способность отдавать, а не брать. Это касается и родительской любви к детям, и партнерской любви между мужчиной и женщиной. 2. Способность играть. Здесь речь идет как о прямом смысле «игры» у детей, так и о способности взрослых людей «играть» словами, символами. Это возможность использовать метафоры, иносказания, юмор, символизировать свой опыт и получать от этого удовольствие. Нэнси Мак-Вильямс приводит исследование эстонско-американского психолога Жаака Панксеппа, который доказал, что игра имеет большое значение для развития мозга. Он писал, что молодые животные часто играют, используя телесный контакт, и это является важным и значимым для их развития. При этом если животным не позволить играть один день, то на следующий день они будут играть с двойным усердием. Ученый провел аналогию с людьми и сделал вывод, что возможно, гиперактивность у детей — это следствие недостатка игры. Кроме того, в современном обществе наблюдается общая тенденция к тому, что мы перестает играть. Наши игры из «активных» превращаются в «отстраненно-наблюдательные». Мы все меньше сами танцуем, поем, занимаемся спортом, все больше наблюдая за тем, как это делают другие. Интересно, какие это несет последствия для психического здоровья?.. 3. Безопасные отношения. К сожалению, нередко люди, обращающиеся в психотерапию, состоят в насильственных, угрожающих, зависимых — одним словом, не здоровых отношениях. И одна из целей психотерапии помочь им это исправить. Чтобы лучше понять причины и природу этого явления, мы можем обратиться к теории привязанности Джона Боулби. Он описал три типа привязанности: нормальную, тревожную (сложно выносить одиночество, поэтому человек «прилипает» к значимому объекту) и избегающую (человек может легко отпустить Другого, но при этом остается с колоссальной тревогой внутри). Впоследствии выделился еще один тип привязанности — дезорганизованный (D-тип): люди с этим типом привязанности часто реагируют на ухаживающего за ними человека как на источник одновременно тепла и страха. Это свойственно людям с пограничным уровнем личностной организации, и часто наблюдается после насилия или отвержения в детстве. Такие люди «прилипают» к объекту привязанности и одновременно «кусают» его. К сожалению, нарушения привязанности — весьма распространенное явление. Но хорошая новость в том, что тип привязанности можно изменить. 4. Автономия. У людей, обращающихся в психотерапию, часто отмечается ее недостаток (но огромный потенциал, раз они в терапию все-таки пришли). Люди делают не то, чего на самом деле хотят. Они даже не успевают «выбрать» (прислушаться к себе), чего же им хотеть. При этом иллюзорно автономия может смещаться на другие области жизни. Например, пациенты, страдающие от анорексии, зачастую пытаются контролировать хоть что-то, что им кажется доступным, выбирая при этом вместо своих желаний собственный вес. 5. Постоянство себя и объекта или концепция интегрированности. Это способность оставаться в контакте со всеми сторонами собственного Я: как хорошими, так и плохими, как приятными, так и не вызывающими бурной радости. Это также способность чувствовать конфликты и при этом не расщепляться. Это контакт между ребенком, которым я был, тем, кто я есть сейчас, и той личностью, которой я буду через 10 лет. Это способность учитывать и интегрировать все, что дано природой и то, что я в себе сумел развить. Одним из нарушений этого пункта может быть «нападение» на собственное тело, когда оно бессознательно не воспринимается, как часть себя. Оно становится чем-то отдельным, что можно заставить голодать или резать и т.п. 6. Способность восстанавливается после стресса. Если у человека ее достаточно, то, когда он сталкивается со стрессами, он не заболевает, не использует для выхода из него только одну ригидную защиту, не срывается. Он способен самым лучшим способом адаптироваться к новой ситуации. 7. Реалистичная и надежная самооценка. Многие люди нереалистично и при этом слишком жестко и критично оценивают себя. Возможна и обратная ситуация, наоборот, завышенная самооценка. Родители восхваляют детей, желая иметь все самое лучшее, в том числе и «лучших» детей. Но такая необоснованная похвала, лишенная в самой своей сути любви и тепла, вселяет в детей чувство пустоты. Они не понимают, кем являются на самом деле, и им кажется, будто никто их в действительности не знает. Они часто действуют, как будто имеют право на особое отношение к себе, хотя по сути не заработали этого. 8. Система ценностных ориентаций. Важно, чтобы человек понимал этические нормы, их смысл, при этом был гибок в следовании им. В 19 веке говорили о «моральном безумии», что сейчас называют скорее антисоциальным расстройством личности. Это серьезная проблема, связанная с непониманием, нечувствованием человеком различных этических, моральных и ценностных норм и принципов. Хотя в то же время у таких людей могут быть сохранны другие элементы из данного списка. 9. Способность выносить накал эмоций. Выносить эмоции — значит уметь оставаться с ними, чувствовать их, при этом не действуя под их влиянием. Это также одновременная способность оставаться в контакте и с эмоциями, и с мыслями — своей рациональной частью. 10. Рефлексия. Способность посмотреть на себя как бы со стороны. Люди с рефлексией способны видеть, что именно является их проблемой, и соответственно, обходиться с ней таким образом, чтобы решить ее, максимально эффективно помогая себе. 11. Ментализация. Обладая этой способностью люди способны понять, что другие — это совершенно отдельные личности, со своими особенностями, личностной и психологической структурой. Такие люди также видят разницу между тем, что они чувствуют себя обиженными после чьих-то слов и тем, что на самом деле Другой человек не хотел их обидеть. Обида скорее вызвана их личным, персональным опытом и личностными особенностями. 12. Широкая вариативность защитных механизмов и гибкость в их использовании. 13. Баланс между тем, что я делаю для себя и для своего окружения. Это про возможность быть собой и заботиться о собственных интересах, учитывая при этом и интересы партнера, с которым есть отношения. 14. Чувство витальности. Способность быть и чувствовать себя живым. Винникот писал, что человек может нормально функционировать, но при этом быть как будто неживым. О внутренней омертвелости писал и Андре Грин. 15. Принятие того, что мы не можем изменить. Это про способность искренне и честно грустить, испытывать скорбь в связи с тем, что невозможно изменить. Принятие своей ограниченности и оплакивание того, чего бы нам хотелось иметь, но его у нас нет. 16. Способность работать. Это касается не только профессии. Это в первую очередь о способности создавать и творить то, что ценно для человека, семьи, общества. Людям важно осознавать, что то, что они делают, имеет смысл и значение и для других. Это способность привносить в мир что-то новое, творческий потенциал. Подростки часто испытывают сложность в этом. (В статье был использован материал с: http://psy-aletheia.ru/blog/nmcw-1)

Доска объявлений:

Следующий интерактивный бесплатный вебинар состоится 12 марта 19:30 по Москве. Тема: "Неуважение в семье". Регистрация, подробности и возможность задать Ваш вопрос здесь.